May. 2nd, 2016

rus_vopros: (Default)
В Минобороны РФ заявляют, что в ходе Великой Отечественной войны СССР потерял более 8,8 млн военнослужащих.
«8 миллионов 866 тысяч 400 человек - это цифра, которая была получена благодаря многолетнему исследованию архивов», - сказал помощник заместителя министра обороны РФ, член центрального совета Российского военно-исторического общества генерал-майор Александр Кириллин в эфире «РСН» в субботу.




Он подчеркнул, что в это число входят боевые потери, погибшие в плену, пропавшие. «Изучение потерь, конечно же, продолжается», - сказал Кириллин. Он отметил, что на родину из плена вернулось около 1,8 млн человек. В свою очередь начальник управления Минобороны РФ по увековечиванию памяти погибших при защите Отечества Владимир Попов, на которого ссылается INTERFAX.RU, сообщил, что потери немецкой армии в ходе войны составили порядка 6,7 млн человек.

Известны немецкие расценки на предательство: «Кто своим сообщением поможет поймать или уничтожить членов любой банды, бродяг, саботажников или пленных-беглецов, получит либо 1000 рублей вознаграждения, либо право первенства в получении продовольственных продуктов, либо право на надел его землей или увеличение его приусадебного участка», — обещали немецкие власти.
Но в серьезных делах немцы предлагали вознаграждение, имеющее реальную ценность (совецкие рубли, частично сохранившие покупательную способность на оккупированной территории или продукты), а не свою оккупационную марку.
Надо отметить, что особо баловать желающих заработать на ловле саботажников или беглых пленных, немцы не собирались. Пятьсот сигарет в розницу или четыре килограмма хлеба, или пять стаканов соли можно было купить на эти деньги. Масла или сала приобрести вообще можно было ничтожное количество.
Разумеется, как и в совецком тылу, цены на оккупированных территориях в различных регионах складывались свои и могли очень сильно различаться. В том числе — и цены на предательство. Например, партизан Леонид Исаакович Окунь в воспоминаниях привел цену, которую в Белоруссии немцы обещали заплатить за выдачу жида, бежавшего из гетто, — пуд муки или корову.
Кажется чрезвычайно странным такой выбор — даже самый далекий от реалий деревенской жизни человек легко сообразит, что корова представляет большую ценность, чем пуд муки. Может быть, дело было в том, что обладание коровой в ту пору было слишком рискованным — ее легко могли реквизировать немецкие военные, полицаи или просто украсть изголодавшиеся соседи?
К тому же куда девать и как прокормить корову в городе, если предатель был горожанином?
А пуд муки надежно спрятать было значительно легче. Существовала и другая цена.
Партизан Борис Зеликович Долгопятый: «Мы знали, что за нами уже охотятся, знали, что за каждого пойманного живого или убитого во время облавы жида немцы платили предателям, озверевшим извергам, вознаграждение — 2 килограмма сахара».
Любопытно, что не только немцы, но и финны также разработали свои расценки за предательство, причем сделали это еще в январе 1940 года во время советско-финской войны. Красноармейцам из попавших в окружение частей предлагалось сдаваться в плен с оружием и получить за это деньги согласно предлагаемым расценкам. Финские листовки, разбрасывавшиеся над позициями совецких войск, рассказывали про хорошую жизнь в плену, обещали выдать бойцам теплую одежду и обувь, горячую пишу.
Сулили премии за сданное оружие. Револьвер оценивался в 100 рублей, винтовка — в 150, пулемет — в 1500, танк — в 10 тысяч рублей. Особая, достаточно щедрая плата предлагалась летчикам, перелетевшим к финнам на своем самолете.
За самолет же финны обещали 10 тысяч долларов. Пилоту гарантировали политическое убежище в Финляндии или, по его желанию, выезд в любую страну мира.
Понятно, что летчик, перелетевший к врагу, чего финны так и не дождались, мог бы со вкусом потратить 10 тысяч долларов и в Финляндии, и за ее пределами. Сумма по тем временам была солидная.
Можем мы составить определенное представление и о постоянных доходах немецких пособников на оккупированных территориях.
Литовский историк Петрас Станкерас в любопытном исследовании «Литовские полицейские батальоны» приводит сведения из копии циркуляра директора Административного департамента МВД Йонаса Ундрайтиса, обнаруженного им в Центральном государственном архиве Литвы. В этом циркуляре от 23 июля 1941 года указывалось, что в утвержденной министром финансов Временного правительства Литвы Йонасом Матуленисом смете расходов МВД установлены следующие оклады начальникам полиции уездов и служащим их учреждений:

• начальнику полиции Вильнюса 1000 руб.
• помощнику начальника полиции г. Вильнюса 800 руб.
• начальнику полиции г. Каунаса 900 руб.
• помощнику начальника полиции г. Каунаса 700 руб.
• начальникам полиции других уездов 750 руб.
• начальнику пункта разряда 600 руб.
• чиновнику полиции 500 руб. полицейскому 450 руб.

Прямо скажем, 450 или даже 1000 рублей — не богато. Видимо, помимо денег ретивые «борцы за свободу Прибалтики» могли рассчитывать на какую-то часть имущества уничтожаемых ими людей. Но рачительные немцы не давали своим литовским пособникам сильно разгуляться. Надо отметить, что оккупационные власти не особенно им доверяли и, как пишет тот же автор, присматривали за тем, чтобы литовские полицейские не воровали в квартирах выселяемых.
Однако при массовом масштабе истребления людей даже немцы не могли полностью уберечь их имущество от расхищения,
и кое-что полицейским все же доставалось.
Понятно, почему начальник полиции Вильнюса получал на целых 100 рублей больше, чем его коллега в Каунасе. Дело в том, что в Каунасе, в котором преобладало литовское население, особенно после истребления местных жидов, служба была относительно спокойной. А вот на территории Виленского края, который до разгрома в сентябре 1939 года принадлежал Польше, присоединенного к Литве по сталинской воле, литовские оккупанты столкнулись с ожесточенным сопротивлением сил польского подполья. Немцы после оккупации сохранили в силе сталинское решение о присоединении Виленского края к Литве. Начавшееся при Советской власти переселение литовцев на Виленщину при немцах проходило особенно активно. Поляков такая ситуация никак не устраивала. «Долой хамов литовцев!» — таков был лозунг польских подпольщиков.
Боролись с литовским хамством они весьма активно. Особенно доставалось литовским оккупационным силам в самом Вильно (Вильнюсом город назвали оккупировавшие его с разрешения Сталина, подтвержденного Гитлером, литовцы).
Так, польскими патриотами из засады был застрелен полицейский по надзору за ценами Заранка, сотрудник уголовного розыска Иозас Пранцкявичюс и др. Одного полицейского польские партизаны застрелили около часовни. Убит был также полицейский VII участка Якутис, а другому полицейскому вахмистру прострелили шею. Еще одного вахмистра спасла металлическая пуговица, в которую ударила пуля. Готовилось также покушение (его удалось предотвратить) на начальника полиции города Вильнюса и одного сотрудника из Варенского края.
Все это, по мнению литовского историка Станкераса, было возможным благодаря прямому попустительству и даже поддержке немцами поляков. По его утверждению, немцы не только снабжали оружием местные подразделения Армии Крайовой (польские партизаны, подчинявшиеся правительству Польши в Лондоне), но и по договоренности платили им такую же зарплату, как и литовским полицейским, поскольку отряды Армии Крайовой немцы собирались использовать против совецких партизан.
Станкерас пишет: «Все командиры взводов получали из Вильно деньги в немецких марках от 8 до 20 тысяч ежемесячно, что являлось неоспоримым доказательством их связей с немцами».
Если учесть, что немецкая марка обычно котировалась на оккупированных немцами территориях в соотношении 1 марка к 10 рублям, то получается, что один только командир польского взвода получал от 80 до 200 тысяч советских рублей ежемесячно!
Не преувеличил ли литовский историк размер немецкой оплаты воинов Армии Крайовой? Приведенные им данные вызывают сомнение хотя бы потому, что в их подтверждение он ссылается на… труд сталинского наркома госбезопасности Белорусской ССР Лаврентия Цанавы «Всенародная партизанская война в Белоруссии против фашистских захватчиков», изданный в 1951 году (?!). Прямо скажем, несколько неожиданный для современного литовского историка источник информации. А вот данные о размерах оплаты литовских полицейских, взятые из архивных документов (приведенные выше), выглядят более реалистично.
Вряд ли оклады рядовых полицейских и их командного состава в других, оккупированных немцами регионах СССР принципиально отличались от литовских.



  по материалам -- Максим Кустов

Сколько немцы в годы Великой Отечественной предателям платили? - Еженедельник «Военно-промышленный курьер»


Profile

rus_vopros: (Default)
rus_vopros

December 2016

S M T W T F S
     1 2 3
4 56 7 8 9 10
11 12 1314 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28293031

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 12:46 pm
Powered by Dreamwidth Studios