rus_vopros: (Default)
"И если мы, живя в своей стране, среди родного народа, могли быть уверены, что Родина сама пропитает души наших детей и удержит их в своем щедром и властном лоне; и если мы поэтому, как неразумные богачи, не заботились о главном сокровище наших душ и нашей жизни, – то ныне это стало невозможным. Ныне мы призваны к тому, чтобы найти ключи от тайны русского духа . Мы должны найти пути , которые ведут к русскости души; мы должны соблюсти эти тропинки и дороги.
Мы должны передать нашим детям живую уверенность в том, что эти тропинки и эти дороги действительно ведут к великим свершениям и чудесным, еще невиданным возможностям; что быть русским – это дар и счастье, призвание и обетования ; что в этом есть Божия благодать , зовущая к служению и подвигам. И затем мы должны указать нашему молодому поколению пути, ведущие к этому дару, и трудные задания, ожидающие его на этом пути, – вот так, как мудрая старушка снаряжала в путь Ивана-Царевича …"
rus_vopros: (Default)
Везде и всюду об этом пишет :
"Читайте же, маловерные, скрижали нашего прошлого; читайте и умудряйтесь; но стойте и боритесь до конца; и не ропщите в ожидании грядущего.
Не меняет народ в пятнадцать лет смуты своего тысячелетнего уклада. Не избыть, не исчерпать коммунистам русской силы. "

rus_vopros: (Default)
Ильин проблему жидов-интернационалистов четко понимал, да и встать во главе института он мог только после проверки ГЕСТАпО его происхождения, итак он пишет (это не оригинал, все работы прошли редакцию, он писал на РЯ нашей РИ и этот варинт полагает вместо "ев" писать "жи") :

Прежде всего я категорически отказываюсь расценивать события последних трех месяцев в Германии с точки зрения немецких евреев, урезанных в их публичной правоспособности, в связи с этим пострадавших материально или даже покинувших страну. Я понимаю их душевное состояние; но не могу превратить его в критерий добра и зла, особенно при оценке и изучении таких явлений мирового значения, как германский национал-социализм.



Да и странно было бы; если бы немецкие евреи ждали от нас этого. Ведь коммунисты лишили нас не некоторых, а всех и всяческих прав в России; страна была завоевана, порабощена и разграблена; полтора миллиона коренного русского населения вынуждено было эмигрировать; а сколько миллионов русских было расстреляно, заточено, уморено голодом... И за 15 лет этого ада не было в Германии более пробольшевистских газет, как газеты немецких евреев - «Берлинер Тагеблатт», «Фоссише Цейтунг» и «Франкфуртер Цейтунг». Газеты других течений находили иногда слово правды о большевиках. Эти газеты никогда. Зачем они это делали? Мы не спрашиваем. Это их дело. Редакторы этих газет не могли не отдавать себе отчета в том, какое значение имеет их образ действия и какие последствия он влечет за собою и для национальной России, и для национальной Германии... Но наша русская трагедия была им чужда; случившаяся же с ними драматическая неприятность не потрясает нас и не ослепляет. Германский национал-социализм решительно не исчерпывается ограничением немецких евреев в правах. И мы будем обсуждать это движение по существу - и с русской национальной, и с общечеловеческой (и духовной, и политической) точки зрения.

Во-вторых, я совершенно не считаю возможным расценивать новейшие события в Германии с той обывательско-ребячьей, или, как показывают обстоятельства, улично-провокаторской точки зрения, - «когда» именно и «куда» именно русские и германские враги коммунизма «начнут совместно маршировать». Не стоит обсуждать этого вздора. Пусть об этом болтают скороспелые политические младенцы; пусть за этими фразами укрываются люди темного назначения. Помешать им трудно; рекомендуется просто не слушать их соблазнительную болтовню. Их точка зрения - не может служить для нас мерилом.

Наконец, третье и последнее. Я отказываюсь судить о движении германского национал-социализма по тем эксцессам борьбы, отдельным столкновениям или временным преувеличениям, которые выдвигаются и подчеркиваются его врагами. То, что происходит в Германии, есть огромный политический и социальный переворот; сами вожди его характеризуют постоянно словом «революция». Это есть движение национальной страсти и политического кипения, сосредоточившееся в течение 12 лет, и годами, да, годами лившее кровь своих приверженцев в схватках с коммунистами. Это есть реакция на годы послевоенного упадка и уныния: реакция скорби и гнева. Когда и где такая борьба обходилась без эксцессов? Но на нас, видевших русскую советскую революцию, самые эти эксцессы производят впечатление лишь гневных жестов или отдельных случайных некорректностей. Мы советуем не верить пропаганде, трубящей о здешних «зверствах», или, как ее называют, «зверской пропаганде». Есть такой закон человеческой природы: испугавшийся беглец всегда верит химерам своего воображения и не может не рассказывать о чуть-чуть не настигших его «ужасных ужасах». Посмотрите, не живет ли Зеверинг, идейный и честный социал-демократический вождь, на свободе в своем Билефельде? Тронули ли национал-социалисты хоть одного видного русского еврея-эмигранта? Итак, будем в суждениях своих - справедливы. Те, кто жили вне Германии или наезжали сюда для обывательских дел и бесед, не понимают, из каких побуждений возникло национал-социалистическое движение. Весь мир не видел и не знал, сколь неуклонно и глубоко проникала в Германию большевистская отрава. Не видела и сама немецкая масса. Видели и знали это только три группы: коминтерн, организовывавший все это заражение; мы, русские зарубежники, осевшие в Германии; и вожди германского национал-социализма. Страна, зажатая между Версальским договором, мировым хозяйственным кризисом и перенаселением, рационализировавшая свою промышленность и добивающаяся сбыта, пухла от безработицы и медленно сползала в большевизм. Массовый процесс шел сам по себе; интеллигенция большевизировалась сама по себе. Коминтерн на каждой конференции предписывал удвоить работу и торжествующе подводил итоги. Ни одна немецкая партия не находила в себе мужества повести борьбу с этим процессом; и когда летом 1932 года обновившееся правительство заявило, что оно «берет борьбу с коммунизмом в свои руки», и никакой борьбы не повело, и заявлением своим только ослабило или прямо убило частную противокоммунистическую инициативу, - то процесс расползания страны пошел прямо ускоренным путем. Реакция на большевизм должна была прийти. И она пришла. Если бы она не пришла, и Германия соскользнула бы в обрыв, то процесс общеевропейской большевизации пошел бы полным ходом. Одна гражданская война в Германии (а без упорной, жестокой, бесконечно кровавой борьбы немцы не сдались бы коммунистам!), нашла бы себе немедленный отклик в Чехии, Австрии, Румынии, Испании и Франции. А если бы вся организаторская способность германца, вся его дисциплинированность, выносливость, преданность долгу и способность жертвовать собою - оказались в руках у коммунистов, что тогда? Я знаю, что иные враги немцев с невероятным легкомыслием говаривали даже: «что же, тем лучше»... Как во время чумы: соседний дом заражен и вымирает; ну что же из этого? Нам-то что? Слепота и безумие доселе царят в Европе. Думают о сегодняшнем дне, ждут новостей, интригуют, развлекаются; от всего урагана видят только пыль и бездну принимают за простую яму. Что cделал Гитлер? Он остановил процесс большевизации в Германии и оказал этим величайшую услугу всей Европе. Этот процесс в Европе далеко еще не кончился; червь будет и впредь глодать Европу изнутри. Но не по-прежнему. Не только потому, что многие притоны коммунизма в Германии разрушены; не только потому, что волна детонации уже идет по Европе; но главным образом потому, что сброшен либерально-демократический гипноз непротивленчества. Пока Муссолини ведет Италию, а Гитлер ведет Германию - европейской культуре дается отсрочка. Поняла ли это Европа? Кажется мне, что нет... Поймет ли это она в самом скором времени? Боюсь, что не поймет... Гитлер взял эту отсрочку прежде всего для Германии. Он и его друзья сделают все, чтобы использовать ее для национально-духовного и социального обновления страны. Но взяв эту отсрочку, он дал ее и Европе. И европейские народы должны понять, что большевизм есть реальная и лютая опасность; что демократия есть творческий тупик; что марксистский социализм есть обреченная химера; что новая война Европе не по силам, - ни духовно, ни материально, и что спасти дело в каждой стране может только национальный подъем, который диктаториально и творчески возьмется за «социальное» разрешение социального вопроса. До сих пор европейское общественное мнение все только твердит о том, что в Германии пришли к власти крайние расисты, антисемиты; что они не уважают права; что они не признают свободы; что они хотят вводить какой-то новый социализм; что все это «опасно» и что, как выразился недавно Георг Бернгард (бывший редактор «Фоссише Цейтунг»), эта глава в истории Германии, «надо надеяться, будет короткой»... Вряд ли нам удастся объяснить европейскому общественному мнению, что все эти суждения или поверхностны, или близоруки и пристрастны. Но постараемся же хоть сами понять правду. Итак, в Германии произошел законный переворот. Германцам удалось выйти из демократического тупика, не нарушая конституции. Это было (как уже указывалось в «Возрождении») легальное самоупразднение демократически-парламентского строя. И в то же время это было прекращением гражданской войны, из года в год кипевшей на всех перекрестках. Демократы не смеют называть Гитлера «узурпатором»; это будет явная ложь. Сторонники правопорядка должны прежде всего отметить стремительное падение кривой политических убийств во всей стране. Сторонники буржуазно-хозяйственной прочности должны вдуматься в твердые курсы и оживленные сделки на бирже. И при всем этом то, что происходит в Германии, есть землетрясение или социальный переворот. Но это переворот не распада, а концентрации; не разрушения, а переустройства; не буйно-расхлестанный, а властно дисциплинированный и организованный; не безмерный, а дозированный. И что более всего замечательно, - вызывающий во всех слоях народа лояльное повиновение. «Революционность» состоит здесь не только в ломающей новизне, но и в том, что новые порядки нередко спешно применяются в виде административных распоряжений и усмотрений, до издания соответствующего закона; отсюда эта характерная для всякой революции тревога и неуверенность людей ни в пределах их правового «статуса» вообще, ни даже просто в сегодняшнем дне. Однако эти административные распоряжения быстро покрываются законами, которые обычно дают менее суровые, более жизненные и более справедливые формулы. Это во-первых.

Во-вторых, эти новые распоряжения и законы, изливающиеся потоком на страну, касаются только публичных прав, а не частных или имущественных. В них нет никакой экспроприирующей тенденции, если не считать опорочения прав, приобретенных спекулянтами во время инфляции и возможного выкупа земель, принадлежащих иностранным подданным. О социализме же в обычном смысле этого слова - нет и речи. То, что совершается, есть великое социальное переслоение; но не имущественное, а государственно-политическое и культурно-водительское (и лишь в эту меру - служебно-заработанное). Ведущий слой обновляется последовательно и радикально. Отнюдь не весь целиком; однако, в широких размерах. По признаку нового умонастроения; и в результате этого - нередко в сторону омоложения личного состава. Уда-ляется все, причастное к марксизму, социал-демократии и коммунизму; удаляются все интернационалисты и большевизаны; удаляется множество евреев, иногда (как, например, в профессуре) подавляющее большинство их, но отнюдь не все. Удаляются те, кому явно неприемлем «новый дух». Этот «новый дух» имеет и отрицательные определения и положительные. Он непримирим по отношению к марксизму, интернационализму и пораженческому бесчестию, классовой травле и реакционной классовой привилегированности, к публичной продажности, взяточничеству и растратам.

По отношению к еврейству этой непримиримости нет: не только потому, что частное предпринимательство и торговля остаются для евреев открытыми; но и потому, что лица еврейской крови (принимают во внимание два деда и две бабки, из коих ни один не должен быть евреем), правомерно находившиеся на публичной службе 1 августа 1914 года; или участвовавшие с тех пор в военных операциях; потерявшие отца или сына в бою или вследствие ранения; или находящиеся на службе у религиозно-церковных организаций - не подлежат ограничению в правах публичной службы (указ от 8 мая с. г.). Психологически понятно, что такие ограниченные ограничения воспринимаются евреями очень болезненно: их оскорбляет самое введение презумпции не в их пользу - «ты неприемлем, пока не показал обратного»; и еще «важна не вера твоя, а кровь». Однако одна наличность этой презумпции заставляет признать, что немецкий еврей, доказавший на деле свою лояльность и преданность германской родине, - правовым ограничениям (ни в образовании, ни по службе) не подвергается.

«Новый дух» национал-социализма имеет, конечно, и положительные определения: патриотизм, вера в самобытность германского народа и силу германского гения, чувство чести, готовность к жертвенному служению (фашист-ское «sacrificio»), дисциплина, социальная справедливость и внеклассовое, братски-всенародное единение. Этот дух составляет как бы субстанцию всего движения; у всякого искреннего национал-социалиста он горит в сердце, напрягает его мускулы, звучит в его словах и сверкает в глазах. Достаточно видеть эти верующие, именно верующие лица; достаточно увидеть эту дисциплину, чтобы понять значение происходящего и спросить себя: «да есть ли на свете народ, который не захотел бы создать у себя движение такого подъема и такого духа?...» Словом - этот дух, роднящий немецкий национал-социализм с итальянским фашизмом. Однако не только с ним, а еще и с духом русского белого движения. Каждое из этих трех движений имеет несомненно свои особые черты, черты отличия. Они объясняются и предшествующей историей каждой из трех стран, характером народов и размерами наличного большевистского разложения (1917 г. в России, 1922 г. в Италии, 1933 г. в Германии), и расово-национальным составом этих трех стран. Достаточно вспомнить, что белое движение возникло прямо из неудачной войны и коммунистического переворота, в величайшей разрухе и смуте, на гигантской территории, в порядке героической импровизации. Тогда как фашизм и национал-социализм имели 5 и 15 лет собирания сил и выработки программы; они имели возможность подготовиться и предупредить коммунистический переворот; они имели пред собою опыт борьбы с коммунизмом в других странах; их страны имеют и несравненно меньший размер и гораздо более ассимилировавшийся состав населения. А еврейский вопрос стоял и ставился в каждой стране по-своему. Однако основное и существенное единит все три движения; общий и единый враг, патриотизм, чувство чести, добровольно-жертвенное служение, тяга к диктаториальной дисциплине, к духовному обновлению и возрождению своей страны, искание новой социальной справедливости и непредрешенчество в вопросе о политической форме. Что вызывает в душе священный гнев? чему предано сердце? к чему стремится воля? чего и как люди добиваются? - вот что существенно. Конечно, германец, итальянец и русский - болеют каждый о своей стране и каждый по-своему; но дух одинаков и в исторической перспективе един. Возможно, что национал-социалисты, подобно фашистам, не разглядят этого духовного сродства и не придадут ему никакого значения; им может помешать в этом многое, и им будут мешать в этом многие. Но дело прежде всего в том, чтобы мы сами верно поняли, продумали и прочувствовали дух национал-социалистического движения. Несправедливое очернение и оклеветание его мешает верному пониманию, грешит против истины и вредит всему человечеству. Травля против него естественна, когда она идет от коминтерна; и противоестественна, когда она идет из небольшевистских стран.

Дух национал-социализма не сводится к «расизму». Он не сводится и к отрицанию. Он выдвигает положительные и творческие задачи. И эти творческие задачи стоят перед всеми народами. Искать путей к разрешению этих задач обязательно для всех нас. Заранее освистывать чужие попытки и злорадствовать от их предчувствуемой неудачи - неумно и неблагородно. И разве не клеветали на белое движение?
Разве не обвиняли его в «погромах»? Разве не клеветали на Муссолини?
И что же, разве Врангель и Муссолини стали от этого меньше?
Или, быть может, европейское общественное мнение чувствует себя призванным мешать всякой реальной борьбе с коммунизмом, и очистительной, и творческой, - и ищет для этого только удобного предлога? Но тогда нам надо иметь это в виду...







И эти творческие задачи стоят перед всеми народами без исключения
rus_vopros: (Default)
По материнской линии Иван Александрович Ильин : Мать - Каролина Луиза Швейкерт (1858-1942) происходила из старинного немецкого рода. Приняла православие после венчания в 1880 году в Христорождественской церкви села Быково Бронницкого уезда Московской губернии с Александром Ивановичем и стала Екатериной Юльевной Ильиной. И только ласковое имя Лина, бывшее в ходу в семье, напоминало об ее лютеранском происхождении.
Отец Екатерины Юльевны — надворный советник Юлиус Швейкерт фон Штадион (1805-1876), родился в Виттенберге на Эльбе (по другим сведениям — в Саксонии, в г. Гримме) в семье врача; медицинское образование получил в Лейпцигском университете, где в 1831 году защитил докторскую диссертацию по гомеопатии. В 1832 году переселился в Россию в качестве врача в имении Надеждино князя Куракина. Прожив в России 10 лет, он в 1842 году держал при Московском университете экзамен на лекаря 2-го отделения, после чего был назначен врачом при Московском воспитательном доме. В 1853 году защитил при Московском университете диссертацию на тему «Pneumonia infantum» и был удостоен доктора медицины, получил дополнительную должность врача при гимназии и занимал их до назначения своего врачом Императорского Вдовьего Дома Московского Опекунского Совета. В течение всей своей медицинской деятельности был горячим поборником и распространителем гомеопатического метода лечения.
Мать Екатерины Юльевны — Катарина Швейкерт фон Штадион (урожденная Кюстер) (1824-1890) похоронена вместе со своим мужем на Введенском кладбище; на том же кладбище похоронена и теща Юлиуса Швейкерта, которую он привез с собой из Германии, — Бромериус (Bromerius), пра-прабабушка Ивана Александровича.
У Юлиуса и Катарины Швейкертов было восемь красавиц-дочерей; кроме Екатерины удалось установить имена еще двух — Аделаиды и Альмы. Известно, что Аделаида стала женой украинца Левковича. По рассказам матери Ивана Александровича другие ее сестры вышли замуж за представительных мужей — одна за Густава Листа — представителя фирмы Мерседес-Бенс в России, другая — за Василия Ртищева, дочь которых Екатерина вышла замуж за Николая Алексеевича Лебедева — военврача I ранга, третья — за врача прибалта Михаила Келдыша*.
Вскрывая историю большого рода и семьи Ильиных-Швейкертов большей частью по надгробным памятникам и семейным преданиям, особенно сильно убеждаешься в истинности пушкинских строк:
                    Два чувства дивно близки нам –
                    В них обретает сердце пищу –
                    Любовь к родному пепелищу,
                    Любовь к отеческим гробам.
У самого же Ильина из этого чувства выросло глубочайшее учение «О семье». «Так, — писал он в «Пути духовного обновления», — из духа семьи и рода, из духовного и религиозного приятия своих родителей и предков — родится и утверждается в человеке чувство собственного духовного достоинства, эта первая основа внутренней свободы, духовного характера и здоровой гражданственности. ... А это означает, что семья есть первооснова родины».
Иван Александрович был третьим сыном четы Ильиных; его старшие братья  Алексей (1880-1913) и Александр (1882-?), младшие Иулий (1889-1901) и Игорь (1892-1937).
Маленького Иоанна крестили 22 апреля 1883 г. в церкви Рождества Богородицы за Смоленскими воротами. Ильины в это время жили недалеко от нее — на углу Ружейного переулка и Плющихи в доме почетного гражданина города Москвы купца Байдакова. Родители будущего философа были образованными и религиозными людьми и стремились дать детям хорошее воспитание и образование. Иван окончил с золотой медалью 1-ю Московскую классическую гимназию, среди питомцев которой следует назвать Н. С. Тихонравова, Вл. С. Соловьева, П. Н. Милюкова, и в 1901 году, как и все его братья, пошел по стопам отца и поступил на юридический факультет Императорского Московского  университета. Здесь он получил фундаментальную подготовку по праву; здесь же у него сложился глубокий интерес к философии. Более других его заинтересовал курс «Энциклопедии права»
П. И. Новгородцева «как своего рода понятное введение в философию идеализма». На втором курсе Ильин заболел бронхитом и уехал лечиться на 3 месяца к родителям в деревню Большие Поляны. Он взял с собой «Историю древней философии» Виндельбанда, курс Новгородцева и Платона, подлинники в переводе Карпова. По его словам, «к весне Платон был им изучен и полюблен». На экзамене по Истории философии права ему достался билет о Платоне, и его последующий блестящий ответ определил его дальнейшую философскую судьбу в школе выдающегося ученого-правоведа проф. П. И. Новгородцева. Университет он закончил с дипломом первой степени. В сентябре 1906 года на заседании юридического факультета по предложению кн. Е. Н. Трубецкого был оставлен в университете для приготовления к профессорскому званию.
Т. е. -- простой вывод -- предки Ильина никогда не захоранивались на иудейских кладбищах ни где ... нет такого места.



rus_vopros: (Default)
В июне 1933 г. Ильин сотрудничал с комиссарами Армином фон Райером
и Максимилианом фон Хаммом, направленными прусским Министерством народного просвещения и вероисповеданий для проведения ревизии
в институте.
Согласно письму А. И. Угримова профессору Максу Зерингу, Райер действовал по разработанному Ильиным плану, когда убрал из института жидов и создал в качестве нового представительства объединение,
вице-президентом которого стал Ильин. Когда институт перешел
в октябре 1933 г. в ведение рейхсминистерства пропаганды и им стал руководить Адольф Эрт, в качестве его сотрудников были сохранены, наряду с Ильиным, к сожалению только А. А. Боголепов и В. П. Полетика.
Согласно Райеру, в это время выступления Ильина с докладами получили явное признание руководителя Тайной государственной полиции,
обер-регирунгсрата Диля.
Во время нового открытия реорганизованного института в январе 1934 г. он выступил с докладом о планах Коммунистического Интернационала (жидов) по завоеванию мира. Лишь после принятия устава в июле 1934 г., согласно которому сотрудниками института могли быть только «немецкие соотечественники», ему пришлось уйти.
До 1937 г. он, теперь – как один из немногих еще остававшихся в столице Германского рейха руских интеллигентов, продолжал выступать с докладами и вел свою антикоммунистическую пропагандистскую работу.

О «преследовании» Ильина гестапо утверждается в статье об Ильине в российской «Википедии», на него и смотрели с недоверием как на «инородца» и руского, а также в связи с его тесными отношениями с церковными институтами.
Лишь в 1938 г. он беспрепятственно покинул Берлин и переселился в Швейцарию.



rus_vopros: (Default)


https://youtu.be/7ySMokh36bk





Дмитрий Тараторин и Вольфганг Акунов о миссии Ивана Ильина и его идее сопротивления злу насилием.
rus_vopros: (Default)
Когда в 1993 году была впервые опубликова книга Ивана Ильина "Наши Задачи"
многие с трудом верили, что она написана более 40 лет назад.
Такой поразительной точностью отличались прогнозы философа относительно
пост-коммунистического неосовецкого тандемовского будущего нашей исторической и порабощенной даже сегодня всё теми же коммунистами трагически несчастной РОССИИ
(почему? да Тандем таки и не выбросил свою книжицу красную членства в КПСС и хранит эту самую свою "заветную" в прямом смысле слова книжицу, т. е. он остался тем же идейным комиком, ну а если он говорит, то говорит долго и непонятно - как это принято у большевиков с коммунистами).

Вот что писал Иван Ильин еще в 1950-м году :





https://youtu.be/1En7KfQiF3Y





Двойник Тандема несёт шизу на саммите G20 :



https://youtu.be/U4YnFcIQtbE

Путин бредит на саммите G-20! Потом это будет удалено из всех репортажей!
rus_vopros: (Default)
О разных федерализмах — историческом и эрефийском, федерализм
как единственный путь в виде этакого медного таза для ликвидации неосовка РФ-ии как недоРоссии и возрождения исторической РОССИИ из осколков в виде РГО ...
Сложно, - да, больно, - Да -- но и ответственность огромная ...
Автор ещё раз вместе с Ильиным убедил в том что параллельное с сущ. властью создание РГО и последующая федерализация и есть следующий путь развития территории исторической РОССИИ !

Так будет при полном попустительстве Сущего и Благодати в каждом РГО !

Оригинал взят у [livejournal.com profile] nngan в О разных федерализмах — историческом и эрефийском

Федерализация унитарного государства — преступление!

Для начала слегка отвлечемся. Президент Путин на предвыборном съезде назвал свою карманную, с позволения сказать, партию «Единая Россия» "точкой сборки" страны. Отметим, Точка сборки — термин, пришедший в эзотерическую среду из книг Карлоса Кастанеды. Его идеи стали популярными и даже «самостоятельными», причем настолько, что с подсказки эзотерически продвинутых советников президента воспрянули в РФ как некая мощная сила. ВВП так недавно и сказал: «Реализовать задачу можно только с опорой на мощную силу. Точкой сборки страны и стала 'Единая Россия'...»
К чему это я? А вот к чему.
.

Речь здесь пойдет о трактовке федерализма — исторической и той, что стала одной из "мощных сил" подпутинского государственного образования. Не так давно Путин, например, вспомнил, что в свое время ощущалась острая необходимость в укреплении целостности и федеративных основ государства, а также в консолидации общества. Говоря о федеративном устройстве РФ, Путин указал, что важнейшей его особенностью является то, что «этносы привязаны к своим территориям». Как в кремлевских умах им сказанное сопрягается с "укреплением целостности государства и консолидацией общества", остается непонятным ...
В связи со сказанным выше есть смысл еще раз вернуться к уже представленной в этом журнале теме: "
Иван Ильин — два издания, два содержания". Тогда ваш покорный слуга решил сравнить две публикации главного сборника трудов И.  А.  Ильина, "Наши задачи", в середине 50-х изданного парижским РОВС и в наше время — в основательно "причесанном" виде, в угоду путинской своре, московским издательством "Алгоритм".
В обоих изданиях статья "О расчленителях России" заканчивается следующими словами:
"И вот, имея в виду русских расчленителей, мы считаем необходимым привлечь внимание наших единомышленников к проблеме федерации по существу. И для этого просим внимания и терпения; ибо вопрос этот — сложный и требует от нас пристального рассмотрения и неопровержимой аргументации..."
Дальнейшее развитие темы дают статьи, помещенные в издании РОВС:

— Что такое федерация?
— О псевдофедерациях
...
— Жизненные основы федерации


В них поднятая автором тема раскрывается самым исчерпывающим образом.

Но составители из "Алгоритма" к этой теме по понятным причинам уже не возвращаются, из их издания они были изъяты. Так что приведенная выше фраза есть ни что иное как оплошность Алгоритмовского составителя. Причина представляется понятной: главные идеи и принципы федерализма, раскрытые И. А. Ильиным, входят в полное противоречие с базовыми федеральными установками "мощной силы", т.е. партобразования "ЕР", и уж никак не согласуются с отведенной ему ролью — "Точки сборки" того, что они вот уже 100 лет строят на территории погубленной их генетическими и идейными предшественниками исторической России.

* * *

Для внесения большей ясности в этот вопрос предлагаю сокращенное изложение трех вышеназванных статей И.  Ильина, изъятых из новосоветского издания.


Что такое федерация?

Внимательное чтение русских зарубежных газет и журналов привело нас к выводу, что большинство наших доморощенных федералистов имеет лишь смутное понятие о предмете своих мечтаний: они не понимают — ни юридической формы федерации, ни условий возникновения здорового федерализма, ни истории федеративной государственности. Видят во всем этом некую завершительную форму "политической свободы", которая якобы должна всех удовлетворить и примирить, и по привычке решают: "Чем больше свободы, тем лучше!" И потому федерация заносится ими в список "всего высокого и прекрасного" и вписывается в программу российского оздоровления.

Установим прежде всего юридическую природу федерации. Латинское слово "федус" означает договор и союз, и далее — порядок и закон. В науке государственного права федерацией называется союз государств, основанный на договоре и учреждающий их законное, упорядоченное единение. Значит, федерация возможна только там, где имеется налицо несколько самостоятельных государств, стремящихся к объединению. Федерация отправляется от множества (или, по крайней мере, от двоицы) и идет к единению и единству. Это есть процесс отнюдь не центробежный, а центростремительный. Федерация не расчленяет (не дифференцирует, не разделяет, не дробит), а сочленяет (интегрирует, единит, сращивает). Исторически это бывало так, что несколько малых государств, уже оформившихся политически и попытавшихся вести независимую жизнь, убеждались в том, что внешние опасности и внутренние трудности требуют от них единения с другими такими же государствами — сочленения, сращения, интеграции. И вот они образовали единое государство, заключая друг с другом договор о том, в чем именно будет состоять это единение и в каком законном порядке оно будет осуществляться...

Так именно было в Швейцарии, где в борьбе с сильными соседями сначала в 1291 году стратегически объединились малые государства (кантоны) Ури, Швиц, Нидвальден и Обвальден и написали затем "союзную грамоту". В 1332 году к их федерации присоединился кантон Люцерн. В 1352 году примкнул Цюрих, Гларус и Цуг. В 1353 году примкнул "на веки" Берн. В 1415 году был отвоеван у Австрии и присоединен кантон Ааргау. С этого года "швейцарское клятво-товарищество" начало свои ежегодные федеральные съезды. Ныне таких кантонов (с полукантонами) насчитывается всего 26.

Так объединились гораздо позже и Соединенные Штаты. Их было сначала 13 английских колоний, самостоятельных друг от друга, причем каждая из них уже имела свою особую — политическую и конституционную историю. В 1775 году они объединились стратегически в борьбе с Англией. В 1781 и затем в 1787 году эти штаты выработали свою федеральную конституцию, т. е. объединились уже и государственно. К ним потом присоединилась купленная у Французов Луизиана. У России была куплена Аляска. У Мексики были отвоеваны "территории", у Испании — Антильские острова. Ныне федеративное государство состоит из 47 штатов, трех "территорий" и ряда колоний. В аналогичном порядке объединились в 1871 году 25 германских независимых государств и вольных городов, в течение столетий ведших самостоятельную политическую жизнь. Они создали единую Германию как "вечную конфедерацию".

В 1867 году объединились в "единую и независимую державу, под именем Канады", три английских провинции Северной Америки — (Канада, Новая Шотландия и Новый Брауншвейг).

В 1885-1886 году под английским суверенитетом федеративно объединились в государство "Австралазию" — шесть австралийских колоний, Новая Зеландия и Острова Фиджи.

Таково типичное возникновение классического федеративного государства: снизу — вверх, от малого — к большому, от множества — к единству: — это есть процесс политического срастания, т. е. целесообразное движение от разрозненности ко взаимопитающему единению. При этом федеральные конституции устанавливают, в чем именно политически срастающиеся малые государства сохраняют свою "самостоятельность" и в чем они ее утратят; обычно самостоятельность предоставляется им во всем, что касается каждого из них в отдельности и что неопасно для единства. И вот если впоследствии союзное государство начинает превышать свою компетенцию и вмешиваться в местные дела, сторонники местной самостоятельности ссылаются на федеральную конституцию и говорят: "Мы — федералисты! У нас не унитарное государство, а федеративное! Да здравствует законно признанная местная самостоятельность!" Отсюда идея "федерализма" получает помимо своего главного, объединяющего и центростремительного значения — еще и обратный оттенок: не угасшей самобытности частей, их самостоятельности в законных пределах, их органической самодеятельности в недрах большого союза. Важно отметить, что этот "обратный оттенок" имеет смысл не юридический, а политический, ибо он касается не конституционной нормы, а ее практического применения и осуществления.

Установим далее, что федерация совсем не есть ни единственный, ни важнейший способ срастания малых государств друг с другом. История показывает, что малые государства нередко сливались в единое большое — не на основе федерации, а на основе поглощения и полного сращения в унитарную державу.

Вспомним как Франция в три-четыре столетия срослась в современное единство, состоя первоначально из одного королевства, одного курфюршества, 26 герцогств, 6 княжеств, одного маркграфства, одного вольного графства, 77 графств, 19 вицеграфств, 14 "владений", одного "маркизата", одного "капталата" и 13 духовных владений (из которых некоторые отошли потом к Германии и Швейцарии). Революционный "жирондизм" был последней вспышкой распада во Франции. К началу 19 века от всего этого множества государств не осталось почти и "швов".

Италия еще в середине 19 века (1815-1866) состояла из Королевства обеих Сицилий, Ломбардско-Венецианского Королевства (под Австрией), Королевства Сардинского, Герцогства Савойского, Великого Герцогства Тосканского, Герцогства Моденского, Герцогства Пармского, Княжества Пьемонта и Церковного Государства. Давно ли это было? И где же это все теперь? В единой Италии остались одни "названия" и "титулы"!

История хранит еще память о том, что Испания несколько сот лет тому назад распадалась на три королевства: Кастилию, Арагонию и Гренаду; что имелись на ее территории и другие государства — Астурия, Леон, Наварра, Маркграфство Барселона… Все давно уже срослось в единую Испанию.

Еще хранит кое-какие политические швы сросшаяся воедино на своем острове Великобритания.

Во всех этих случаях малые государства объединились, не федерируясь, а поглощаясь одним из них или сливаясь. Нации ассимилировались и народы заканчивали период политической дифференциации и полугражданских войн — унитарной политической формой. Глупо и смешно говорить, что унитарная форма государства уходит в прошлое. Нелепо утверждать, что все современные "империи" распадаются: ибо одни распадаются, другие возникают. Так всегда и было: вспомним хотя бы историю Испании, Португалии, Голландии, Англии, Германии, Турции и Италии.

Таким образом, история знает два различных пути при возникновении более крупных держав. Оба начинают с нескольких или многих отдельных государств. Один путь — договорного объединения (федерации); другой путь — политического включения, экономического и культурного срастания в унитарное государство.

Однако наряду с юридически прочными и политически жизнеспособными союзами государств история знает еще и мнимые, фиктивные "федерации", не возникавшие в органическом порядке — снизу, а искусственно и подражательно насаждавшиеся сверху. Мы называем их "псевдофедерациями".


О псевдофедерациях

Всякий, изучавший историю человечества, знает, что мода наблюдается не только в сфере одежды, но и во всех сферах жизни. Люди переимчивы и подражательны; изобрести свое, новое им гораздо труднее, чем перенять готовое у других. Тут проявляется и закон экономии сил, и лень, и психическая зараза, и волевое внушение, и боязнь "отстать от века". И конечно, еще одно (довольно глупое) рассуждение: "что другому полезно, то и мне хорошо"; "ему удалось, а я еще получше сделаю". В политике же к этому присоединяются и другие факторы: с одной стороны, влияние сильной и богатой страны; с другой стороны, пропаганда, отчасти идеологическая и открытая, отчасти же закулисно-конспиративная. Свою заразу несет революция и свою — реакция. Народы перенимают друг у друга — и государственные учреждения и политические преступления (как убиение монарха).

Так было и с федеративным устройством.

Та настоящая, юридически осмысленная и политически удачная федерация, которая осуществилась в Соединенных Штатах в 1787 году, вызвала ряд беспочвенных и фиктивных подражаний в других государствах средней и южной Америки, где политические деятели в течение всего 19 века считали, что в конституции Соединенных Штатов им дан якобы идеальный образец для всех времен и народов, обеспечивающий всякой стране государственную мощь и хозяйственный расцвет. На самом деле это подражание новой моде приводило или к длительному и кровавому разложению политической и национальной жизни, или же к унитарному государству с автономными провинциями.

По мере того как государства средней и южной Америки освобождались от испанского или португальского суверенитета, они пытались выработать себе новую конституцию, почти везде оказывалось две партии: партия либералов-федералистов, желавшая подражать Соединенным Штатам, и партия консерваторов-унитаристов-централистов, понимавшая, что такое подражание приведет только к вящим беспорядкам. Федералистические попытки были сделаны в Аргентине, Боливии, Бразилии, Венесуэле, Колумбии, Коста-Рике, Мексике, Доминиканской республике и Чили. Политические предпосылки для такого строя имелись разве только в Аргентине и Бразилии...


Все эти государства являются с самого своего освобождения вечным поприщем гражданских войн, революций и переворотов...

Созерцая судьбу этих псевдофедераций, приходишь к двум главным выводам: 1. Федеративный строй имеет свои необходимые государственные и духовные предпосылки; 2. Где этих жизненных предпосылок нет, там введение федерации неминуемо вызывает вечные беспорядки, нелепую провинциальную вражду, гражданские войны, государственную слабость и культурную отсталость народа.

Каковы же предпосылки здоровой федерации, и имеются ли они налицо у нас в России?


Жизненные основы федерации

Всякий серьезный и ответственный политик знает, что государственная форма вырастает в жизни народа исторически и органически и что она всегда обусловлена его индивидуальными особенностями... И когда мы слышим иногда такие "умные" предложения: "Введите вы у себя в России федеративную республику с референдумом!" — то мы всегда спрашиваем себя, по наивности нам это предлагают или из желания повредить России? Что иному народу здорово, то может быть для русского смертью.

Федеративный строй имеет свои основы, вне которых он или останется "на бумаге", или превратится в гибельную "псевдофедерацию", разлагая и ослабляя страну и вызывая бесконечные внутренние трения, перевороты, гражданские войны и смуты.

1. Первая основа федеративного строя состоит в наличности двух или нескольких самостоятельно оформленных государств. Где их нет, там о федерации не следует и говорить. Это они договариваются друг с другом о соединении в одно большое политическое "тело". Каждое из них должно быть или совсем самостоятельным, как это было в Германии, или они должны провозгласить свою независимость и начать борьбу за нее, как это было в Швейцарии и в Соединенных Штатах; или же они должны, в качестве колоний, лояльно испросить согласия у своей метрополии, как это было с австралазийскими колониями Англии. Но каждое из них должно быть консолидированной государственной общиной, успешно создавшей у себя власть, единство и правопорядок.

Политические амебы, кочевые пустыни, фиктивные "якобы государства", вечно мятущиеся и политически взрывающиеся общины (соответствующие невменяемым сумасшедшим) — не могут федерироваться; это величины бесформенные, безответственные, невменяемые, неспособные ни заключить государственный договор, ни соблюсти его. Заключать с ними договор было бы нелепым делом: они подлежат не федерации, а культурной оккупации и государственному упорядочению. Такова и бывает их историческая судьба.

2. Эти оформленные государства должны быть сравнительно невелики, настолько, чтобы единое, из них вновь возникающее государство имело жизненно-политический смысл. Из известных миру федераций — маленькой Швейцарии было легче всего; большим Соединенным Штатам — труднее всего. Но уже Швейцария упорно отказывается от приема новых "кантонов". Состоится ли вхождение Канады в состав Соединенных Штатов — это очень сомнительно. Общеафриканская федерация была бы сущей нелепостью; так же и общеазиатская. Есть территориальные, этнические и хозяйственные размеры, при которых федеративная форма совсем не "рентируется": она становится не облегчением порядка, безопасности жизни и хозяйства, а нелепым затруднением. Именно поэтому ни один серьезный и опытный политик никогда не мог поверить Советии. Будто она осуществляет "федеративный строй". Поэтому и слова "всемирный советский союз" звучат юридической глупостью и политическим обманом. Чем больше территория, чем многочисленнее население, чем разнообразнее составляющие его народы, чем сложнее и крупнее державные задачи — тем труднее осуществить федеративную форму государства, тем выше и крепче должно быть правосознание в стране. И потому есть условия, при которых требование федерации равносильно началу антифедеративного расчленения.

3. Далее, договаривающиеся государства должны реально нуждаться друг в друге — и стратегически, и хозяйственно, и политически; иначе федерация не сложится или не удержится. Федерации вообще не выдумываются и не возникают в силу отвлеченных "идеалов": они вырастают органически. Но мало взаимной нужды и пользы: нужно, чтобы народы поняли эту нужду, признали эту пользу и захотели этого единения. История знает примеры, где малые государства не могли существовать друг без друга, но признать этого не хотели, объединиться не умели и гибли от гражданских войн (Пелопонесская война) или от завоевания (удельная Русь). Там, где центробежные силы превышают центростремительные и где малые государства неспособны к объединению, там ищут спасения не в федеративной, а в унитарной форме!

От распада далеко не всегда спасает и единство: национальное, языковое, культурное и религиозное. Национальное, языковое и культурное единство облегчило федерацию в Германии, но не спасло ни греков, ни русских. Если же имеется налицо множество национальностей, различных по языку, по крови и по религии, то федеративное объединение их будет почти невероятным. Маленькую Швейцарию (с четырьмя национальностями и языками и со многими религиями) спасли три фактора: исконное свободолюбие, нажим соседей и горы. Но Кавказ не знал федерации, его племена боролись насмерть и сдавались порознь… А история знает множество истребленных народов, не нашедших пути к договорному единению с другими.

4. Есть государственные формы, осуществимые при примитивном, наивном и шатком правосознании. Так, унитарное государство гораздо меньше зависит от уровня народного правосознания, чем федеративное; авторитарное государство гораздо меньше вовлекает граждан в свое строительство, чем демократическое. Но именно поэтому федерация и демократия возможны только там, где в народе воспитано чувство долга, где ему присущи свободная лояльность, верность обязательствам и договорам, чувство собственного достоинства и чести и способность к общинному и государственному самоуправлению. Там, где царит южноамериканское правосознание — демократия становится своей карикатурой, а федерация — или пустым звуком, или началом распада. Союз государств заключается на верность и на века: но не признает ни "свободного выхода", ни измены; он скрепляется клятвой; он ненарушим; он не может состоять из интригующих предателей; он невозможен между мелкими народами, болеющими политическим тщеславием, манией величия и ненавистью. Такой союз государств будет эфемерным: он или будет заменен унитарной формой, или же погубит всех своих участников и погибнет сам…

5. Наконец, федерация возможна только там, где народу (или народам) присуще искусство соглашения и дар политического компромисса...

Искусство соглашения требует волевой дисциплины и патриотической преданности общему делу. Дар политического компромисса, способность "отодвинуть" несущественное и объединиться на главном, — воспитывается веками. Нет их — и все будет завершаться "драками новгородского веча": "уличанскими", "кончанскими" и "общими" (или же, соответственно, — гражданскими войнами).

Таковы жизненные основы федерации. О чем же думают зарубежные федералисты из состава эмиграции [а сегодня — и в псевдороссийском федеративном гособразовании]? О чем угодно, но только не о национально-исторической России.


12 июля вступает яровая юстиция в полномочия, поэтому здесь публикуется правда
об исторических событиях времен второй гражданской войны.
о яровой юстиции здесь :
http://rus-vopros.livejournal.com/6411416.html
http://rus-vopros.livejournal.com/6414906.html



В наше время признавать себя совецким коммунистом – это признавать себя палачом и людоедом.Неисчислимы преступления коммуниздов, но все же состоится российский трибунал над ними и их последователями !!!
Сталинисты всегда яростно протестуют против завышенного, по их мнению, количества жертв совецкого коммунизма.Однако зачем они ведут эти споры понять мудрено.Ведь сколько бы людей в исторической России ни уничтожили Ленин со Сталиным-Кагановичем и ТАНДЕМ с путинистами, да и сами истинные совецкие и неосовецкие коммунисты и их последователи, всё равно неосовки не перестанут их боготворить и славить и способствовать уничтожению (геноциду) остатков нашего Руского Народа.
Важное:
По ссылке -- http://rus-vopros.livejournal.com/5771160.html , дан проект «Правил российского трибунала для суда и наказания преступников от коммунистической власти в исторической России ( далее в проекте - РОССИИ) и на её территории» и выражает мнения народов бывшего СССР и Российской Федерации («РФ»), кроме того и выражает мнения народов бывших совецких республиках и их представителей по всему миру. Эти мнения высказывались в различных формах буквально с начала порабощения народов исторической России международным коммунизмом в 1917 и по настоящее время до начала работы настоящего Российского Трибунала.
Проект публикуется с целью получить максимальное количество мнений и пожеланий от лиц, считающих себя полномочными представителями семьи народов исторической России.
Голод использовался как инструмент террора и геноцида:
Согласно анализа лауреата Нобелевской премии, индийского экономиста
А.К. Сена, основной причиной голода в стране может стать внезапное, но запланированное, резкое сокращение реальных доходов значительной части населения.
Ещё раз, это очень важно : http://rus-vopros.livejournal.com/5771160.html

предыдущий верхний пост :
http://rus-vopros.livejournal.com/6417661.html
rus_vopros: (Default)
предыдущая часть 6 по ссылке -- http://rus-vopros.livejournal.com/6205801.html

Александр ЗИНОВЬЕВ -- РУССКАЯ ТРАГЕДИЯ (ГИБЕЛЬ УТОПИИ) :
" ... Из окна моей комнаты открывается панорама города. Она сверкает бесчисленными позолоченными куполами церквей.
Когда начиналась совецкая эпоха, первым делом строили школы, больницы, заводы.
Постсовецкая эпоха началась с буйства церковников из РПЦ МП.
Десятки миллионов обманутых и отчаявшихся людей устремились в церкви, ища там утешения. А на самом деле устремились в бездну РПЦ МП : мракобесия, деградации, отказа от какой бы то ни было социальной активности – в бездну рабской покорности на правах РПЦ МП.
Наряду с церквями, повсюду высятся здания банков и частных фирм самой модерновой западнообразной архитектуры, – храмы нового неоязыческого божества российского общества и нового его властителя, имя которому Деньги и в плохих руках государства РФ-ии настоящее ЗЛО-злоупотребление деньгами.

по материалам [livejournal.com profile] ukhudshanskiy в Александр ЗИНОВЬЕВ РУССКАЯ ТРАГЕДИЯ (ГИБЕЛЬ УТОПИИ)




о всесилии Зла (злоупотребления деньгами) в руках главы адм.
РФ-ии ТАНДЕМА






https://youtu.be/StIiXvnrUss




rus_vopros: (Default)
тема предыдущего поста -- http://rus-vopros.livejournal.com/6204962.html
Иван Александрович Ильин,  --  "О сопротивлении злу силою"
И. А. Ильин, известный наш руский мыслитель, педагог, философ, большой знаток Гегеля, автор многочисленных и капитальных трудов, опубликованных за рубежом.
До переворотов 1917 года И. А. Ильин был профессором права и философии в Московском университете. В 1921-1922 гг. - действительный член Института научной философии. Пройдя через большие испытания в большевистской уничтожаемой ими исторической России, он был выслан из Лениным в конце 1922 года, вместе с группой руской интеллигенции.
Жил в Берлине, где преподавал в Руском научном институте. С 1924 года - член-корреспондент Славянского института при Лондонском университете.
В 1927-1930 гг. - редактор и издатель журнала "Русский колокол".
Разработал собственную оригинальную онтологическую и теоретико-познавательную концепцию.
"Может ли человек, стремящийся к нравственному совершенству,
сопротивляться злу силою и мечом?
Может ли человек, верующий в Бога, приемлющий Его мiроздание и свое место в мiре,
не сопротивляться злу мечом и силою?
Вот двуединый вопрос, требующий ныне новой постановки и нового разрешения."
И.Ильин, "О сопротивлении злу силою."



http://youtu.be/HjsV-1Dot-I



о зле в РФ-ии






https://youtu.be/Lze98pzdiqg
rus_vopros: (Default)
Человек имеет право прощать свои обиды, - но не страдания своего народа.
Он имеет право жертвовать собою и своим имуществом, но не своими братьями и не своей Родиной.
Братия, Мужество - первая из добродетелей, не бойтесь мести мира на Ваше во Христе Жительство, поверьте, страшнее, когда сатана Вас не заметил... Тогда Вы, - ничтожный Православный, потому что заметные Православные, уже оплеваны и приколочены к Кресту! СПАСИ ГОСПОДИ ЛЮДИ ТВОЯ! БЛАГОСЛОВИ ДОСТОЯНИЕ ТВОЕ! ПОБЕДУ ПРАВОСЛАВНЫМ ХРИСТИАНАМ НАД СУПРОТИВНЫМ ДАРУЯ И ТВОЕ СОХРАНЯЯ КРЕСТОМ ТВОИМ ЖИТЕЛЬСТВО!

rus_vopros: (Default)
начало -- http://rus-vopros.livejournal.com/6199478.html
продолжение -- http://rus-vopros.livejournal.com/6202630.html
продолжение 3 -- http://rus-vopros.livejournal.com/6203065.html
дополнение -- Иван Ильин. О сопротивлении злу силою
http://rus-vopros.livejournal.com/5062178.html
по следам дискуссии "Власть от Бога" , -- тема, конечно, старая, но. уж больно часто на выражение недовольства эрефийскими властями от Московской патриархии можно услышать: «Сказано же — всякая власть от Бога ...»
О сопротивлении злу силою
Государство призвано сопротивляться злу силой.
Его, государства, призвание не в том, чтобы проповедовать добро и вызывать в человеческих душах умиление, - это призвание семьи и церкви, - но в том, чтобы пресекать противозаконные и злые дела всюду, где это необходимо.


В чем же "НАША ЗАДАЧА" ?
В создании условий, при которых нация приумножается
и процветает рускими общинами со своими
гениальными самородками.

Добро делать всегда много сложнее.
Это консервативный путь,
этот путь тернист и узок.

Этот путь добра с мечом и словом, как у Ивана Ильина.

Зло многогранно - без меча с ним невозможно справиться.
Здоровый консерватизм-залог справедливого решения всех проблем.
Добро может победить зло только с мечом в руках.
Делать Добро - занятие очень сложное и зачастую от неправильного подхода и отсутствия мiровозрения
вместо добра получается зло.
А зло - элементарно, ничего не делай и будет зло,
а если немного силы приложить,то и тем более.
Но делать добро с мечом без здорового консерватизма, определенного понимания и единственно верного мiровозрения
- может быть чревато ...
Так что в первую очередь нужно Определиться и дружно взяться за руки, а потом видно будет кого по заднице нашлёпать, а кого и на кол посадить...

Наша нация не должна быть орудием Зла.
Тогда и придет благополучие и успех.
Для этого нужна воля для определения кто ты и с кем.
Нужна Воля к национальному порядку.
Залог успеха - в глубокой порядочности руского народа.

Верное и истинное мiровозрение и есть Национальный порядок.
А национальная идея заключается в создании порядка, при котором русские будут не вымирать - но приумножиться и улучшаться их жизнь в стремлении народа к божественному совершенству (во Христе).

Мiровозрение рождается в простой и рутинной работе по наведению национального порядка на местах проживания.

В простых и верных решениях на местах:
-по поддержке своих общин,
-в обеспечении элементарных прав на работу и рабочие места;
-в получении ныне недоступного медицинского обслуживания;
-в сохранении , обслуживании и приумножении своих жилищ;
-получение образования и проведении необходимых консультаций
по вопросам проживания и жизнеобеспечения;
-защите своих детей;
-помощь будущим матерям;
-создание своих сводных подразделений по защите территорий;
-возрождение своей элиты;
-рост и становление своих сословий на примере казачества.
А прежде всего в верном разрешении земельного вопроса.
Православие - это именно есть христианство, до великого раскола.
Протестанты много чего делают такого, что для неприемлемо. Прежде всего протестантизм неверен
с научной точки зрения. Евангелие - это методология, то есть учение о методах. Святые отцы - это фактически, ученые, которые на основе методологии генерируют конкретные методы.
Чисто научный профессиональный подход. Это все равно что вышмат учить самостоятельно по учебнику - прочитать то ты его прочитаешь, а вот без учителей, толкователей и практической работы ничего ты не поймешь при всем своем желании. Поэтому протестанты по сути своей плохие студенты, которые с учебником в портфеле ходят, а уроки учить не учат. Почитай вот это: http://www.pravoslavie.ru/sretmon/uchil/osipov_pravoslav.htm
Ну или вот тут версия сокращенная: http://www.realisti.ru/main/spirit?id=138
Мы знаем, --что Первым в Рай вошел разбойник. И у любого есть шанс исправиться.
Кто меня обижает, того я прощаю и зла не держу. Кто на мои святыни посягает - извините.
Христос не был всепростителем, он обличал многих, некоторым даже грозил суровым возмездием.
А Христос как известно пришел на землю, чтобы показать нам образ человека, за которым надо следовать, к которому надо стремиться.
Христос призывал быть Воинами Христовыми.
Вообще в последнее время стало прямо модно, когда многие атеисты почему то решили, что они разбираются в Христианстве на порядок лучше тех самых православных Христиан. Мол, сказано им любите и благословляйте врагов ваших, и мы конечно рады, что атеисты хоть чего то узнали о религии, которая сделала нашу цивилизацию более гуманным и приятным для проживания местом на планете, но все-таки, давайте разберемся, всегда ли Христианство - это подставление щёк под чьи то удары?
"Если ты услышишь, что кто-нибудь на распутье или на площади хулит Бога, подойди, сделай ему внушение. И если нужно будет ударить его, не отказывайся, ударь его по лицу, сокруши уста, освяти руку твою ударом; и если обвинят тебя, повлекут в суд, иди."
Святитель Иоанн Златоуст.
http://www.pravoslavie.ru/authors/309.htm
Святитель Иоанн Златоуст жил в 4-5 веках нашей эры, и представлял собой ту самую эпоху раннего настоящего христианства, которое и изменило эту планету до неузнаваемости. На что, нерукопожатные либералы, атеисты и просто слабо разбирающиеся в православии люди утверждают - мол, кто для Вас авторитет больший, Иисус Христос или Иоанн Златоуст? Как будто бы мы на зоне ...
Христос заповедовал нам: "Не давать святыни псам" - это главный аргумент в защиту наших христианских святынь.
Но лучше меня на эту тему в 1925 году написал Иван Ильин - вот уж действительно лучше и не скажешь:
"Призывая любить врагов, Христос имел в виду личных врагов самого человека ("ваших", "вас"; срв. Мтф. V. 43-47; Луки VI. 27-28), его собственных ненавистников и гонителей, которым обиженный, естественно, может простить и не простить. Христос никогда не призывал любить врагов Божиих, благословлять тех, кто ненавидит и попирает все Божественное, содействовать кощунственным совратителям, любезно сочувствовать одержимым растлителям душ, умиляться на них и всячески заботиться о том, чтобы кто-нибудь, воспротивившись, не помешал их злодейству. Напротив, для таких людей, и даже для несравненно менее виновных. Он имел и огненное слово обличения (Мтф. XI. 21-24, XXIII; Мрк. XII. 38-40; Луки XI. 39-52, XIII. 32-35, XX. 46-47 и др.), и угрозу суровым возмездием (Мтф. X. 15, XII. 9, XVIII. 9, 34-35, XXI. 41, XXII. 7, 13, XXIV. 51, XXV. 12, 30; Мрк. VIII. 38; Луки XIX. 27, XXI. 20-26; Иоанна. III. 36), и изгоняющий бич (Мтф. XXI. 12; Мрк. XI. 15; Луки XIX. 45; Иоанна. II. 13-16) и грядущие вечные муки (Мтф. XXV. 41, 46; срв. Иоанна. V. 29). Поэтому христианин, стремящийся быть верным слову и духу своего Учителя, совсем не призван к тому, чтобы противоестественно вынуждать у своей души чувства нежности и умиления к нераскаянному злодею как таковому, он не может также видеть в этой заповеди ни основания, ни предлога для уклонения от сопротивления злодеям. Ему необходимо только понять, что настоящее, религиозно-верное сопротивление злодеям ведет с ними борьбу именно не как с личными врагами, а как с врагами дела Божия на земле; так что чем меньше личной вражды в душе сопротивляющегося и чем более он внутренне простил своих личных врагов - всех вообще и особенно тех, с которыми он ведет борьбу,-тем эта борьба его будет при всей ее необходимой суровости духовно вернее, достойнее и жизненно целесообразнее ." (И. А. Ильин, О сопротивлении злу силою, Глава 15 О ГРАНИЦАХ ЛЮБВИ).
Пройдитесь по цитатам которые Ильин приводит здесь, узнаете много нового для себя. И не будет у Вас аргумента, что мол это Ильин сказал, а не Христос.
В качестве факультативного чтения рекомендую почитать рассказ о. Тихона из книги "Несвятые Святые", о том как о. Иоанн Крестьянкин отреагировал на одно нарушение устава:
http://www.pravoslavie.ru/put/34809.htm
Почитайте, там достойный ответ на тему, а свойственно ли всепрощение христианам, как самоцель. Можно ли прощать тех, кто этого прощения и не желает?
Ну и на десерт свежий видос от православного христианина Андрея Кочергина:




https://youtu.be/nszW49ZM6do

По-моему он вообще чётко расставил все точки над i.
А каков же вывод для тех, кто читать так много не привык, а смотреть видосы нет времени? А вывод прост, христианин не имеет права иметь личную обиду, не прощать кого-то из-за личных каких то оскорблений,
и так далее - везде где ключевое слово "личный" (т.е. принадлежащий личности).
Но в случае, если попираются Святыни, Церковь или Бог - христианину в этом случае дано право играть совершенно по другим правилам. И в этом случае, без какой либо злобы, без какой либо личной неприязни, с огромной любовью, с одним лишь желанием, чтобы человек раскаялся, Христианину дано право, как правильно сказал раб Божий Андрей Кочергин - "С ноги!..." Цель у нас одна, это покаяние, то есть изменение человека(личности), и если для этого требуется применить физическую или какую-либо другую силу (когда внушение больше не работает, диалога не получается не по нашей вине) - преград для применения силы нет!




Христос призывал нас быть Воинами, и сражаться против греха, а не преклоняться перед ним. Ведь Вы же не станете утверждать, что святитель Иоанн Златоуст, русский философ Иван Ильин, последний старец XX века Иоанн Крестьянкин, создатель и идейный вдохновитель русской школы карате Кои Но Такинобори Рю Андрей Кочергин - все они, и я в том числе, заблуждаемся?



по материалам -- http://vvolchek.livejournal.com/34246.html

правила российского трибунала для суда и наказания преступников от коммунистической власти (проект)
http://rus-vopros.livejournal.com/5771160.html
rus_vopros: (Default)
начало -- http://rus-vopros.livejournal.com/6199478.html
продолжение -- http://rus-vopros.livejournal.com/6202630.html
по следам дискуссии "Власть от Бога" , -- тема, конечно, старая, но. уж больно часто на выражение недовольства эрефийскими властями от Московской патриархии можно услышать: «Сказано же — всякая власть от Бога ...»

О сопротивлении злу силою
Государство призвано сопротивляться злу силой.
Его, государства, призвание не в том, чтобы проповедовать добро и вызывать в человеческих душах умиление, - это призвание семьи и церкви, - но в том, чтобы пресекать противозаконные и злые дела всюду, где это необходимо.

Как же вел себя Иисус при встрече со Злом в лице иудейской "власти" ?
смотрим ролик :





https://youtu.be/Ex54oDwf9lE

добро и зло








https://youtu.be/GQQ5fcZIA1s






rus_vopros: (Default)
начало -- http://rus-vopros.livejournal.com/6199478.html

по следам дискуссии "Власть от Бога" , -- тема, конечно, старая, но. уж больно часто на выражение недовольства эрефийскими властями от Московской патриархии можно услышать: «Сказано же — всякая власть от Бога ...»

О сопротивлении злу силою


http://www.mgarsky-monastery.org/sites/default/files/images/upload/kolokol/3101-3200/3101-1-big.jpg

Государство призвано сопротивляться злу силой.
Его призвание не в том, чтобы проповедовать добро и вызывать в человеческих душах умиление, - это призвание семьи и церкви, - но в том, чтобы пресекать противозаконные и злые дела всюду, где это необходимо.
К этому деятельность государства не сводится,- но это пресечение несомненно входит в его обязанности.
Отказаться от этого значило бы предать слабых на угнетение или на растерзание сильным, - или же предать свой народ на порабощение и эксплуатацию иностранцам.
Человек имеет право прощать свои обиды, - но не страдания своего народа.
Он имеет право жертвовать собою и своим имуществом, но не своими братьями и не своей Родиной.




по материалам -- [livejournal.com profile] elena_sem Иван Ильин. ЗА НАЦИОНАЛЬНУЮ РОССИЮ. 21 – О СОПРОТИВЛЕНИИ ЗЛУ СИЛОЮ  ;
nngan от Московской патриархии можно услышать: «Сказано же — всякая власть от Бога ...»
http://nngan.livejournal.com/787102.html?view=5586846#t5586846
rus_vopros: (Default)
рекомендую почитать книгу Зиновьева "Зияющие Высоты", где Сталинизм - это сверхмобилизационный государственный строй, уместный тогда, или только тогда, когда единственной альтернативой сохранения режима является уничтожение нации, - запомните - именно уничтожение нации ( для лучшего усвоения уточню - руской нации, рожденной Романовыми в Руской Империи - РОССИИ ), - что мы и имеем именно сейчас ...
Жаль, что Александр Александрович Зиновьев ( яркий антикоммунист, - но так и не смогший придти к рускому социальному национализму ) не исследовал своего брата по крови и сути Ильина Ивана Александровича , ну что ж смотрите:




https://youtu.be/XG-QLWi7XDM






смотреть вместе с вот этим постом -- http://rus-vopros.livejournal.com/5898612.html

Из переписки с Узником Совести Владом Тамамшевым ( пожизненно, п. Харп).
rus_vopros: (Default)

ВОт она, настоящая Христианская Этика и Эстетика :


Оригинал взят у [livejournal.com profile] elena_sem в Иван Ильин. О «богоустановленности» советской власти

http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/1/57/59/57059183_Ilin_1.jpg
Есть два способа толкование текстов: буквенное законническое, формальное, выделяющее тезис, фиксирующее его отвлеченный смысл и на нем настаивающее.
Этот способ всегда давал ложные выводы, - и в религии, и в юриспруденции, и в истории, и в литературе.
Но есть другой способ толкования, идущий не от буквы к отвлеченному смыслу, не от части к целому, а от духа к букве и смыслу, от целого к части, от истока, корней, основ к практическим выводам.
..............
                            Но что же, если оказывается, что водворилась власть, служащая не добру, а злу, и притом именно злу, в не просто «языческому пониманию добра»?
Если оказывается, что властвуют люди, служащие не Богу, а сатане;
сознательно и упорно искореняющие всякое благое дыхание, систематически пресекающие добро и поощряющие зло (а именно, ненависть, зависть, месть, мучительство, деторастление, кровосмешение, безчестие, безбожие, попрание всех заповедей); подготовляющие духовное порабощение всего мiра?
Что тогда?
Если всякое основание для советской лояльности отпало?
Если истоки и корни правила попраны и обезсмысленны?
Что же, и тогда правило, практическое требование покорности - сохраняет свою силу?
И вот, буквенно-законническое, формальное толкование отвечает: «да, всё-таки сохраняет; потому что сказано
- нет власти не от Бога» …
Однако сказанное не просто «сказано», а пояснено и раскрыто: совестная лояльность причитается Божиим слугам,
а не слугам сатаны.

Но до формалиста-законника это не доходит:
«сказано, что существующие власти от Бога установлены;
сатанинская власть есть власть существующая; значит она тоже установлена от Бога; значит, Апостол проповедует добросовестно служить слугам сатаны ...
Однако, ведь это значит добросовестно служить самому сатане.
И вот законническое буквоедство, нисколько не пугаясь этого вывода, начинает доказывать, что известные действия сатаны производятся на самом деле Христом (напр. всеобщее изъятие имущества) и что сатане приказано соблюдать права духовной свободы у обнищавших жителей …
Но и этого мало: вслед за тем буквенный формализм переходит в наступление и объявляет, что основное правило богоустановленности всякой власти - «абсолютно», «непоколебимо» и «неограничимо» никакими «человеческими соображениями» (I, 4), никаким «личным усмотрением» (II, 66); и что допускающий что-нибудь подобное оставляет «жизнь человечества» «без воли Божией», «ставит её на пусттоту», «отдает постоянному хаосу» (II, 66).
Вот истинное проявление мертвого законничества, вот подлинный дух ветхозаветного иудаизма и морально-юридического формализма: или буква закона, абсолютное правило, непоколебимое обобщение, неограничимый принцип, - или же ставка на произвол и пустоту, возстание против воли Божией, торжество хаоса.
Третьего исхода нет.
Но Христос научил нас, христиан, именно третьему исходу; главному, верному, духовному пути - свободе.
Это не свобода произвола, личного интереса, страсти, жадности и греха.; не свобода пустоты и хоса; но свобода христианская, свобода покаянием очищенной совести, свобода предметно созерцающего духа, свобода, насыщенная любовью к Богу.
Именно об этой свободе читаем у апостола Павла: «но ныне, умерши для закона, которым были связаны, мы освободились от него, чтобы нам служить Богу, в обновлении духа, а не по ветхой букве» (Рим. 7:6).
А у ап. Иакова: «закон совершенный - закон свободы» (Иак. 1:25); «так говорите и так поступайте, как имеющие быть судимы по закону свободы» (Иак. 2:12).
А у ап. Петра находим о сем исчерпывающе: «Итак, будьте покорны всякому человеческому начальству от Господа; царю ли, как верховной власти, правителям ли, как от него посылаемым для наказания преступников и для поощрения делающих добро, … как свободные, не как употребляющие свободу для прикрытия зла, но как рабы Божии» (1. Пет. 2:14-16). …

rus_vopros: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] elena_sem в И.А. Ильин. О фашизме



http://www.velikoross.ru/article/show/files/pictures/file371at202.gif
Величайшей ошибкой фашизма было возрождение идолопоклоннического цезаризма. «Цезаризм» есть прямая противоположность монархизма. Цезаризм безбожен, безответствен, деспотичен; он презирает свободу, право, законность, правосудие и личные права людей; он демагогичен, террористичен, горделив; он жаждет лести, «славы» и поклонения; он видит в народе чернь и разжигает ее страсти; он аморален, воинствен и жесток. Он компрометирует начало авторитарности и единовластия, ибо правление его преследует цели не государственные и не национальные, а личные. Франко и Салазар поняли это и стараются избежать указанных ошибок. Они не называют своего режима «фашистским». Будем надеяться, что и русские патриоты продумают ошибки фашизма и национал-социализма до конца и не повторят их.

rus_vopros: (Default)
Государство, при верном понимании, есть не механизм «принуждения» и «классовой конкуренции», как вообра­жают многие, но организм духовной солидарности. И по­литика означает не партийные притязания, не партийную ложь и не партийные интриги, но подъем правосознания к постижению патриотических целей и к разрешению под­линно государственных задач. Каждый из нас, каждое но­вое поколение должно принять свое государство правосо­знанием; принять как живое духовное единство — единст­во культуры, власти и исторической судьбы; принять и вложиться в это единство, взяться за разрешение его конкрет­ных задач — духовных, национальных, хозяйственных и правовых. И для этого каждый из нас и каждое новое поколение должны прежде всего верно перестроить и на­строить свое правосознание.

rus_vopros: (Default)
Пути этого превращения различны и многообразны, и не все дороги жизни заслуживают особого описания. Трагедия голода, безработицы и отчаяния; трагикомедия паники, безволия и безличности; комедия глупости, хитрости и невежества — понятны. Их не надо разъяснять. Но есть и сущие превращения. Есть искренние превращения:



человек тоскует по родине, а родина для него не дух, не честь, не культура, не самостоятельное и свободное цветение народной души и даже не ранг народа в мировой истории. Родина для него — это стихия национального языка (хочу говорить по-русски!); ширь ландшафта (мне здесь тесно и душно, хочу наших равнин и лесов!); острота климата (морозы, снега, весенний ветер, грозы, ливни, бури!) и аромат быта (выветрившийся в советчине!). От многолетней усталости, близорукости и поверхностного жизневосприятия — он перестает воспринимать порочное, позорное и противорусское качество советчины. Пропаганда подталкивает его, колеблющегося, — и он готов «сопричислиться». Таких не мало. Может быть, они и уцелеют, по своей незаметности, где-нибудь в уголочке… Но есть и неискренние превращения. Человек отлично понимает и порочность, и позорность, и антинациональность советчины; понимает, но не чувствует ее; и потому все это не мешает ему «сопричисляться». У него холодное сердце и мертвая совесть: в нем нет русского патриотизма (были раньше зачатки, да эмигрантский сквозняк продул и выдул!), нет любви к своему народу (отвык, да и сердца у него не было!), нет живого отвращения к той системе пошлости, лжи, насилия и раболепства, которая вот уже 30 лет уродует добрую и благородную душу нашего народа. Он холодно наблюдает, рассчитывает, любопытствует, «прикидывает»; советуется с международной «закулисой» и, подбодренный ею, решает. Ведь умные люди вообще верят в «правоту» сильного и в умение держать нос по «ветру»; а смысл великого урагана истории и скрытый в нем приговор злодейству — им недоступен. И вот он готовит себе необходимые «связи», «договаривается», «называется груздем» и «лезет в кузов». Это не значит, что он немедленно «возвращается». Да и пустят ли его?… Нет, он нередко остается в эмиграции, начинает советскую пропаганду, лжет иностранцам по советской указке, лжет и по-русски, нарочно смешивает Россию с Советским Союзом, путает все понятия, выдает зло за добро и добро за зло, отправляет других на погибель и становится слугою дьявола. Такова была предательская роль Бердяева, который, впрочем, совсем не был одинок. Другие «едут». Иногда высланные европейским государством, в котором они долго имели убежище и которое они потом отблагодарили предательской агентурой; но иногда и вполне добровольно. Ибо и дьявол может иметь своих «добровольцев»… Таким советская власть не верит, таких она не ценит; и в этом она права. Они будут использованы, а затем уничтожены, как подозрительные перебежчики: им «пришьют» «шпионаж в пользу Эквадора или Новой Зеландии»… и присудят к «высшей мере»!… Итак, люди «превращаются» от духовной слепоты: или наивно-беспомощной, или порочно-сознательной. Наивная беспомощность иногда выражается в своеобразном «дальтонизме»: человек вдруг (или постепенно!) слепнет для одного «цвета», для определенного сектора жизни. Один уверовал, что успех Красной Армии составляет честь и славу России и уже начинает «забирать» Дарданеллы, Балканы, Персию и аннексировать Китай (военный империализм Красной Армии)… Другой уверовал, что сан Всероссийского Патриарха делает человека «мудрым», «гениальным», «святым», «священномучеником»… И вот он уже шепчется с чекистами в рясах, прислуживает в храме перебежавшему Епископу и мечтает подмять под советскую церковь все восточные патриаршества (клерикальный империализм советской церкви)… Третий преклонился перед — «заводами-гигантами» и восторгается лозунгом «догнать и перегнать Америку». И вот он уже горюет о том, что советофил Капица все еще не подарил Советам атомную бомбу и уже переписывается таинственно с каким-то советским жильцом поруганного Московского Кремля… И все они, по слепоте и глупости, променяв Россию на Советский Союз, мнят себя «патриотами». Этим всем одна судьба: «коготок увяз — всей птичке пропасть»: такова «власть тьмы». Духовной зоркости не хватило — ослепнет совсем. Ступил в болото — и не вылезет. Проглотил маленького «чертенка» — проглотит и всего «дьявола»; и тогда «дьявол» проглотит его самого… Во всех этих превращениях — искренних и неискренних — дело не просто в недостатке осведомленности или в интуитивной зоркости. Дело в скудости духа: в недуховности «патриотизма», в бездуховном политиканстве, в духовно мертвом восприятии армии, в духовнослепой религиозности, в духовно-индифферентном трактовании национального хозяйства. Ибо без духовного измерения вещей, явлений и человеческих дел — без измерения глубины, без «Божьего луча», без совести и чести — все становится мелким, плоским, пошлым и соблазнительным. А в нашу эпоху величайшего, обостренного и обнаженного соблазна всякая духовная скудость и слепота (в политике, в хозяйстве, в церкви и в армии, в искусстве и в науке!) ведет к приятию безбожия, к содействию мировой революции и к предательству России. Один в поле и тот воин. Борьба продолжается | из сборника статей «Наши задачи»* Борьба продолжается. Знамена не свернуты. Правило «Один в поле и тот воин» — остается в полной силе. Необходимо обновить и укрепить службу связи; договориться об учете обстановки и ближайших задачах. Все наши основные идеи оправдались: они верны и непоколебимы, менять нам нечего. Служение России, а не партиям (даже тогда, если кто-нибудь вступил в партию). Борьба за освобождение нашего народа от антинациональной тирании, террора и позора. Единство и неделимость России. Отстаивание свободной православной церкви и национальной культуры. Отвержение всяческого тоталитаризма, социализма и коммунизма. Верность совести и чести до самой смерти. Трудно предположить, чтобы кто-нибудь из нас верил в возможность существования России в республиканской форме. Но искренний и убежденный монархист не может не понимать, что Царя надо заслужить, что ему надо подготовить место в сердцах и на троне. Нельзя предавать Государя опять на изоляцию, измену и поругание. Верность требует от нас политического такта, самовоспитания, отбора людей чести и опыта. Все остальные вопросы программы подлежат обсуждению. Примечание * Ильин И. А. «Наши задачи», Статьи 1948—1954 гг. Том I Первое издание://Париж: Издание Русского Обще-Воинского Союза, 1956

Источник: http://artpolitinfo.ru/pererozhdenie-v-sovetskie/



rus_vopros: (Default)
Это верная точка зрения, если бы Германия победила СССР, современная Европа считала бы Германию и Руских великими спасителеми, политические режимы в межвоенной Центральной и Восточной Европе были идейно и организационно гораздо ближе Германии, чем к СССР-ии. В Германии до января 1934 года существавало организованное Русское Военное Движение
( РОВС ) непосредственно спасшее Германию от социальных потрясений коммунистических переворотов.
Большую часть политические режимов в межвоенной Центральной и Восточной Европе можно рассматривать скорее как часть фашистской Европы того времени, чем либеральной.
И нам важно сейчас понимать, что для многих из этих народов победа СССР-ии во Второй Мировой войне
( а для нас это Советско-Русская Великая Война ) означала собственное поражение, национальную катастрофу,
собственно как и для Руского народа.







Даже поляки воспринимают результат той войны именно так, ведь они потеряли треть страны на востоке
(свои "Восточные Кресы"), о чём до сих пор скорбят. А рассчитывать, что эти народы будут благодарны СССР-ии за то,
что они были спасены от печальной участи, уготованной им нацистскими политиками, вряд ли разумно.
Тем более неприятно настойчиво требовать от них благодарности. Им это чувство в своё время прививалось,
но оно так их тяготило, что теперь они вряд ли добровольно к нему вернутся.
Впрочем, будем честными - освобождение этих стран от нацистской Германии, дефашизация их политики
- всё это было в Совецких же интересах. Для них же это событие никогда не станет светлым праздником.
Где есть победа одной стороны, там есть поражение другой. И они были той другой стороной.
А теперь им нужен реванш.
Эти народы больны ностальгией по своим межвоенным государственностям, по тем геополитическим проектам,
которые они тогда строили. И, да, все эти проекты имели стыковки с Германией, по крайней мере с тем, как она представляла свои планы в довоенной пропаганде.
Мечта о реванше неизбежно ведёт их к частичной реабилитации в своём сознании Третьего Рейха.
Но проблема этих стран в том, что нацизм признан "однозначным злом" не только в РФ-ии (СССР), но и на Западе.
И вот здесь у центральноевропейских народов появляются проблемы.
Если говорить о тех государствах, которые образовались в результате поражения РИ ( России) в Первой Мировой войне,
или же поживившихся её территориями (как Румыния), то для них залогом успеха их межвоенных геополитических проектов виделось военное поражение СССР.
Только факт снова побеждённой СССР-ии мог гарантировать им их независимость от Москвы и их суверенитет над большими территориями, прежде входившими в состав РИ ( России). Германия виделась естественным союзником в этом деле, что она тогда неплохо использовала в своей политике и пропаганде.
Политические движения предвоенных лет и начала войны сейчас надо оценивать исходя из понимания того, что они крайне неадекватно представляли себе, что такое нацизм и с чем идёт на их земли Германия.
Кстати, некоторые движения действительно могли бы иметь шанс на жизнь именно при новой системе.
А политическое устройства - в любом случае это были бы разные формы фашизма и совсем необязательно нацистские
( собственно вот в чем смысл грядущих преоброзований Европы в виде социального национализма ).
Задача и Гитлера, и "западных демократий" была во многом общая - борьба с коммунизмом и уничтожение СССР-ии.
Беда той же Франции в том, что её лидеры надеялись, что Германия это сделает сама, без её участия.
Гитлер сделал всё для того, чтобы объединить Запад для совместного похода на СССР-ию.
Если бы он победил на Восточном фронте, современная Европа наверняка вспоминала бы его как Великого спасителя
и отца-основателя единойи Национальной Европы, а любой школьник мог бы объяснить, какую смертельную опасность для прогрессивного человечества представляли жиды и СССР-кие комиссары. Причём так было бы не только в Третьем Рейхе,
но и в странах англоязычной культуры.
Эта общая цель была основой для максимальной уступчивости по отношению к Гитлеру.
Вообще, до нападения на Польшу действия Берлина вполне укладывались в логику "объединения исторической Германии".
И Богемия, и Австрия, и требование коридора к Данцигу - всё было оправдано целью создания единого национального государства на территориях старых немецких земель ( РФ-ия сегодня очень похожа на Германию того периода ).
Такая политика - создания единого национального государства - не могла вызвать слишком жёсткой критики,
так как по понятиям того времени считалась вполне оправданной и даже благородной.
Кстати, в логике объединения национальных территорий действовал и СССР в сентябре 1939 г. , в отличие от Германии, Москва возвращала тогда то, что было оккупировано поляками двадцатью годами ранее и не было территориями
с преимущественно польским населением. И сейчас, когда Польша пытается уравнять "акты агрессии"
Германии и СССР 1 и 17 сентября того года, очень важно подчёркивать это принципиальное различие.
Как, конечно, и то, что 17 сентября Польши как государства уже не было.
ЕС до сих пор не осудил Мюнхенский пакт, т. к. им ведь надо осудить именно СССР-ию, а не "дать беспристрастную оценку событиям прошлого".
Кажется, у нас часто недооценивают потребность Запада в осуждении действий СССР во Второй Мировой войне.
Без осуждения СССР-ии Запад не может быть уверен в положительной самооценке, то есть в позитивном восприятии своего исторического опыта и своих ценностей. А ведь западные ценности мыслятся универсальными (общечеловеческими) именно благодаря уверенности в том, что они суть Абсолютное Добро.
Либеральные ценности заменили Западу христианство (!!!), он, Запад, через них себя осознаёт - и этому ничто не должно мешать. Особенно - историческая память.
Массовое восприятие крупных исторических событий всегда строится по простой "детской" модели борьбы добра со злом. Вторая мировая война - важнейшее событие в истории Запада, конституирующее его нынешнее политическое
и идеологическое состояние, и память о ней также должна быть структурирована по интуитивно понятной схеме победы
Добра над Злом.
Ведь Добро - оно потому добро, что Зло является злом. И как раз в этом у Запада есть большая проблема: то, что сейчас там принято считать Великим Злом, было побеждено СССР-ией, которая также рассматривается как Зло. Но по логике побеждать Зло должно всегда Добро, а не другое Зло. Признать СССР-ию чем-то иным, кроме Зла, Запад не может по глубоким культурным причинам.. И даже при всем перекручивании событий той войны полностью уйти от факта Совецкой победы над нацистской Германией тоже не получается. Значит, надо представить дело так, что сама война была результатом сговора этих двух Зол, и таким образом - их совместным мероприятием.
Пакт Риббентропа-Молотова здесь центральное событие, так как именно он, независимо от его реального содержания, становится символом этого сговора, символом единства Мирового Зла.
Никакие другие договорённости с Берлином других стран такого символического значения не имеют, а значит и не значимы для европейской истории. Более того, любые различия между коммунистическим и нацистским режимами в такой схеме должны быть стёрты, и это делается с помощью теории тоталитаризма.
Так, Третий Рейх и Советский Союз превращаются во что-то одно, и конфликты внутри этого "одного" уже не имеют принципиального значения. Само то, что эти две державы потом стали воевать друг с другом, и одна победила другую
- ну, это их же неудача, неудача Зла.
Во всех сказках злые персонажи конфликтуют не только с добрыми, но и друг с другом - это же не повод радоваться за них?
  Важное в том, - что пора признать , что фашисткие режимы есть по сути режимы не тоталитарные , а формы государственого существования нации во имя спасения самой нации , - что видно на примерах Португалии, Испании, Норвегии ...
Сама победа мая 1945 г. не видится на Западе такой абсолютной Победой, как в РФ-ии.
Для них окончательно "силы добра" одолели "Зло" только в результате окончания Холодной войны.
Это то, что идеологически обосновывает лидерство США в современном мире.
Ведь это то дело "защиты свободы и демократии", которое взяли на себя Соединённые Штаты и их союзники во время
Второй мировой и сумели довести до конца. Впрочем, не совсем до конца.
Кстати, Третий Рейх - он хоть и зло, но для европейцев своё, понятное. Так что совсем уж с СССР-ей и наследницей РФ-ей
не уравнивается - она-то чужая.
Это зло извне. С ним надо бороться, и идея "нового Нюрнберга", только уже над СССР и его "государством-продолжателем", здесь оказывается очень кстати. Для политической элиты Польши и стран Прибалтики она превратилась в идею-фикс,
в важнейшую политическую мечту. И, думаю, актуальность этой темы будет только нарастать, и никакие исторические или логические доводы не смогут остановить Запад от её раскрутки. Повторюсь, у Запада есть психологическая потребность осуждения СССР/РФ-ии, это очень серьёзный комплекс проблем, который мы только сумели растормошить у западных
по культуре народов Центральной Европы и Прибалтики.
И главная причина нападок на СССР-ию именно в его победе в ВМВ -2 .
Единственное оружие, которое РФ-ия может противопоставить - это западные же материальные интересы.
По мере того, как "иметь дела" с РФ-ией будет выгоднее, чем конфликтовать с нею, зуд русофобии будет становиться тише.
Но в этом мы сейчас, к сожалению, не преуспеваем, ТАНДЕМ в этом не преуспел и сотрудничать
с РФ-ией сегодня невыгодно ....
Есть ещё одна область, в которой стоило бы бороться, да как-то всё не получается - возможно, потому что общественные науки в РФ-ии находятся в полуживом состоянии: Эта область - сама теория тоталитаризма.
За ней стоит большая традиция осмысления общих черт (и, соответственно, общей природы) гитлеровской
Германии и сталинского СССР.
Теория очень стройная и красивая, она многих увлекает и является абсолютно господствующей в любых попытках осмысления истории этих двух государств на Западе. Но так как сама постановка вопроса не предполагает поиска различий, а только общих черт, то любые работы в рамках этой теории имеют общий ответ - они утверждают, что эти два режима были похожи друг
на друга почти как две капли воды, - что на самом деле совсем не так!
И так как политического заказа на поиск различий между ними на Западе нет (да и не будет), то и теория тоталитаризма господствует почти безраздельно. Между тем, нам стоило бы обратить внимание на то, сколь различны были эти системы
и сколь малую часть их качеств актуализирует теория тоталитаризма.
Ведь большинство сторон общественно-политической жизни и идеологии в Третьем Рейхе и в СССР в этой теории просто упускается из виду как лишние для заранее принятой схемы. А ведь  если обратить на них внимание, то различий между этими государствами выявится гораздо больше, чем общих черт. И эти различия крайне важны для понимания того,
чем был Третий Рейх, а чем СССР-ия.\
К сожалению, очень слабая традиция критики классической теории тоталитаризма,  в большинстве своём никто не  отдавал себе отчёта, что политическая подоплёка этой теории закрывает возможности адекватного восприятия нашего прошлого.
При этом единственным взглядом, оппонирующем этой теории, по сей день остаётся только "старосовецкий" подход, в столь же простой манере противопоставляющий сталинский СССР Третьему Рейху как абсолютное добро абсолютному злу.
Подход, надо сказать, крайне удобный для "исследователей тоталитарных режимов", так как представляет им "идеального оппонента", самим своим существованием лишь обосновывающего всю их теорию, а главное - столь же идеологически мотивированного, как и они.
Нам нельзя втянуть себя в игру "какой режим лучше", ведь от нас того и ждут, что будем яростно защищать все действия коммунистической власти, играя роль общеевропейского пугала.
Нет, эти режимы просто слишком различны, в целом они трудно сопоставимы.
Наше отношение к прошлому сложно, оно не укладывается в рамки чёрно-белого подхода, которого от нас требуют,
но это наше внутреннее дело и не предмет для обсуждения на политическом уровне.
А на научном - да, думаю, обоснование принципиальных различий между этими системами и их идеологиями никак не должно быть увязано с романтической апологетикой одной из них.
Здесь как раз нужен довольно отвлечённый, максимально деидеологизированный анализ, не пытающийся сознательно проигнорировать или попросту оправдать тёмные события прошлого, тяжелейшие преступления властей - но раскрывающий совершенно иные мотивации этих действий.
Хорошую научную основу этому анализу дал Иван Александрович Ильин, что очень важно и что современные аналитики из РФ-ии по боязЬни брезгуют тронуть эту тему, тем самым и игнорируют суть и смысл проблемы ...
Кстати, не менее важным был бы анализ различий между основными ценностями, которые прививались официальной культурой в Третьем Рейхе и СССР, между их понятиями о добре и зле: о том, как учили детей, "что такое хорошо, и что такое плохо", какие цели в жизни человека считались достойными и т. д.
И в этой области (возможно, самой значимой для общих оценок) различия окажутся вообще огромными ...
Впрочем, есть один аспект, который постоянно поднимается именно на политическом уровне - это вопрос
о национальной ответственности за действия тех режимов. Этот вопрос центральный - и особенно в свете перспективы
"нового Нюрнберга", ведь придется судить и ТАНДЕМ.
Особенно для РФ-ии , где под рускоязычные закосы сама вина ставится руским, а не комиссарскому отродью общечеловеков !!! Нам крайне важно показать и заявить, что нельзя ставить на одну доску ответственность немцев за нацистский режим и ответственность руских за коммунистический.
Режим нацистский, основанный на утверждении власти конкретной нации - немецкого народа, и режим интернационалистский, принципиально наднациональный, более того, основанный на сильнейшем ущемлении именно руского народа, геноцида руского народа. Это принципиально разные политические системы, и системы ответственности, если уж встаёт о них вопрос, здесь и ответственность тоже принципиально различны.
А тоталитаризм - понятие небезполезное, но требующее постоянного творческого осмысления.
Если мы посмотрим на современные западные общества, то увидим, что там контроль над сознанием общества несравнимо более высокий, чем в СССР и Германии 30-х гг.
И государственная пропаганда, и сплочённость вокруг общей идеологии, единственно верных принципов, представленных ныне действующей политической системой.
Даже сама идея осуждения "коммунистической идеологии и преступного режима СССР" - это лишь попытка утвердить другую тоталитарную систему. Которая, конечно, опять же является и "истинно демократичной", и "подлинно народной".
Как уверенно говорил Иван Ильин — Россию ждет Великое Будущее в системном социальном национализме !!!
И далее , - нынешняя РФ-ия — это такая форма застывшей русоненавистничества и русофобии!!!
  И так уже  пошло и поехало со сЪезда БУНДа, с 1896 года, уже более ста лет …

о памяти и русских мемориалах – http://lj.rossia.org/users/andrey21/51412.html




Profile

rus_vopros: (Default)
rus_vopros

December 2016

S M T W T F S
     1 2 3
4 56 7 8 9 10
11 12 1314 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 12:34 am
Powered by Dreamwidth Studios